Поэзия Ефима Честнякова

Шалашка Ефима

***

И шалашки, и дворцы…
И шалашки, как дворцы…
И дворцы, как шалашки…

И деревни, и города…
И города, как деревни…
И деревни, как города…

И наше, и иноземное…
И иноземное, как наше…
И наше, как иноземное.

И земля, и миры звёзд…
И миры звёзд, как земля…
И земля, как миры звёзд…

И этот, и тот свет…
И тот свет, как этот…
И этот, как тот свет…

***

Бледный месяц облаками
В сером небе затенён,
Освещает нас веками,
Но не вечно будет он.

Срок придёт — его не станет,
Мир объявится благой.
Кто из нас туда заглянет —
Возвратится уж другой.

Нем он. Дар земного слова
Потеряет для людей.
Странник жительства иного.
Не понять его идей.

И мир тот земною речью
Он не сможет передать.
Отнесут это к увечью,
К блажи — мира благодать…

Пой, душа, в земной юдоли,
Созерцая этот свет…
Что с тобой? И так давно ли
Было диво, но уж нет?

Существа-собратья ходят,
Бедны духом. Жаль ему,
Что утехи не находят.
Что сказать и как, кому?

Хочет вымолвить: «Я с вами,
Видел в мире много див».
Ищет выразить словами,
Но язык наш не правдив…

ДЕТИ СВЕТЛЫЕ

Дети светлые —
В сияньях майских…
Сны заветные —
В эфирах райских…
И песня нежная —
Детей прелестных…
Краса безбрежная —
Картин чудесных…

ДОЧЕНЬКА НА НЕБЕСАХ

Где дочь красы чудесной,
Где очи Поднебесной,
Там, верно, хорошо…
Тепло, темно на улице.
Уютно спится курице.
Несёт приятно сыростью.
То Бог дарит нас милостью:
Ведь дождичек кропит.
Краса теперь в избушечке,
Как куколка в игрушечке,
Уж, верно, тихо спит…

СВЕТ ДУШИ

Люлинь и Люлиня в гроте

— … Люлиня, мрак любой глуши
Освещает свет души.
Ты не пугайся: через тьму
Придём ко свету мы тому.
Ты надейся на меня
Во тьме ночной, при свете дня.

Подай мне руку и вдвоём
Красу мы чудную найдём.
Тут мне известно всё во тьме,
Но ты доверься, Люля, мне.
— Тебе я верю, милый мой,
И к свету тьмой пойду с тобой.

Веди в прекрасный, чудный мир,
Что труд твой чувствами творил.
Когда вот я была одна,
Меня всегда пугала тьма.
Теперь же краше ясных дней
Для сердца свет души твоей.

Ах, отворилась бездна тьмы…
Люлиней милый, где же мы?
И что тут есть, не видят очи
И будто темь темнее ночи…
— Здесь тоже можно осветить.
Проведена такая нить,

Лишь нужно пуговку нажать.
Скажу и где — ты будешь знать…
Вот грот — преддверье в мир иной, —
В свет духовный, неземной,
Что все люди с древних лет
Называют так — «тот свет».

Если в гроте долго жить,
Душой в том мире можно быть…
И в мире том и этом, бренном,
Можно жить одновременно.
И вот прошли уж тьму всех бед,
И мы стоим пред дверью в свет.

И, руки вынувши из тьмы,
Заветного коснёмся мы.
Что держишь, вправо поверни
И ниже внутрь слегка нажми.
— Ах, милый, дверька отворилась.
Что вижу? Будто это снилось:

Тебя я видела во сне, —
И строил ты обитель мне…
Люлинь, друг друга мы желаем
И кто умрёт вперёд, не знаем.
Но, если ты, то я, жена,
Как жил ты раньше, до меня, —

Вот так же буду жить потом,
До встречи нашей в мире том,
Чтоб доброту и душ, и чувств
Приоткрывать в красе искусств…
— Однако много в мире пут, —
И трудно видеть светлый путь…

Я жил один во тьме людей,
Тьму разгонял светом идей.
А кто светит, на свет глядит,
Того и тьма не победит:
Ведь просвещается она,
Как пробуждается от сна…

Но не проснувшиеся, — те,
Что так привыкли в темноте —
Меня не устают бранить,
Чтобы фонарь мой очернить…
И вот, Люлиня, потому
Творить пришлося одному…

Ведь из шалашки прямо дверь
На свет я сделать бы хотел
В объятия звёздной красоты,
Но опасаюсь клеветы:
Ведь сердцу больно от печали,
Когда фривольно огорчали…

Я радость нёс… Мне жаль людей,
Но преграждали дар вестей
И запрягли меня в ярмо
Вдали от мира моего.
И для любимого труда
Не мог уйти из хомута…

И много лет нёс жребий свой —
Быть на работе ломовой.
Ходил я скучно за сохой,
Но жил в душе лишь с красотой.
Я, в мыслях свет исколеся,
Искал тебя, моя Краса…

И был на то как бы запрет:
Мол, не ищи новый завет.
Но я искал у тьмы на дне
И видел дивный мир во сне.
И там встречаюсь я с красой
И воскресаю в ней душой.

И долго для красы садов
Я будто не был сам готов.
Тебя, Краса, познал, узрел,
Когда мой разум постарел.
Я на подсчёте говорю:
«Своих врагов благодарю».

Мне думалось: борюсь со злом.
А обернулось всё добром…
И одного желаю я,
Чтобы простили и меня…
Мой труд любой не завершён,
Добра однако не лишён…

«Душа стремится к Богу. И бедная — будто пугается света, как существо, долго находившееся во тьме. Она уже не сразу узнает свою родину — Небесное Отечество…
…И с течением времени всё больше будет раскрываться прошлое и будущее вселенной. Жизнь многообразно будет проходить перед очами созданий… И жизнь Христа, земная и от века, всё более будет видна и понятна. И книги не нужны будут: очи увидят и уши услышат картины времён, эпох и переворотов, жизнь народов земли и непостижимого для ума нашего числа существующих созданий. Существа более высшего порядка во вселенной уже видят, слышат то, что земля увидит в грядущем…» Е. Честняков

Савелий Ямщиков о Ефиме Честнякове.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *